Трясучка кадров — rtk-kabinet.ru

Мосгорсуд закрыл громкое уголовное дело врача-гематолога Елены Мисюриной, осужденной на два года лишения свободы за врачебную ошибку, за отсутствием состава преступления. Это хорошая новость, но преследования изначально не должно было быть. Тем более возбуждения уголовного дела.

Оно продолжалось с 2013 года. Следствие утверждало, что врач нарушила методику, тактику и технику выполнения процедуры и повредила кровеносные сосуды пациента. Разбирательство не прекращалось потому, что инициаторам этого уголовного дела не хотелось выглядеть нелепо в глазах общественности — было бы крайне неприятно оказаться внезапно неправыми.

Гибель пациента, с которой столкнулась врач, произошла спустя длительное время после биопсии костного мозга. Эта манипуляция не считается даже рискованной, не говоря уже о том, что не может привести к летальному исходу. Врач просто выполняла свою работу. И случившееся в дальнейшем нельзя связывать с врачебной ошибкой или халатностью.

Любопытно, что не только врачи были не согласны с арестом Мисюриной. Многие представители пациентских сообществ также поддерживали ее: в этих кругах немало знающих людей, и они не спешили обвинить врача в ошибке.

Но кому-то было удобно привязать смерть человека к манипуляции, сделанной медиком: создавалось впечатление, что кто-то хочет устроить «показательный процесс» над врачом. Этот инцидент неудачно пришелся как раз на время, когда в Госдуме обсуждали разницу между врачебной ошибкой и халатностью и пытались сблизить эти понятия. Но важно учитывать, что сравнивать эти термины невозможно, пересекаться они не могут никак. В первом случае это административное правонарушение, во втором — уголовное. Врачебная ошибка — добросовестное заблуждение: специалист не видит пациента насквозь и может ошибаться. Это никак не связано с нежеланием оказывать помощь.

Самое распространённое преступление среди врачей — оставление в опасности. То есть подразумевается, что врач отказался оказывать медицинскую помощь. Часто это случается у тех, кто работает в скорой помощи. Бригада приезжает на вызов, допустим, на острое нарушение кровообращения, и человека необходимо везти в сосудистый центр — туда, где его будут лечить. Но доктора, учитывая, что центры часто переполнены, а время тратить не хочется, нередко принимают решение оставить пациента дома, особенно когда дело касается пожилых. Это незаконно, 124 ст. УК.

Есть еще одна часто встречающаяся статья — причинение вреда по неосторожности (ст. 109 УК). Больше всех от нее страдают хирурги. Эта статья стала особенно «популярной» последние несколько лет. В СМИ можно увидеть громкие заголовки вроде: «Врачи зарезали пациента во время операции». Обывателю сложно представить процесс операции и всевозможные непредвиденные последствия. Поэтому медики часто необъективно становятся объектом ненависти.

Халатность, которая привела к ухудшению здоровья или гибели, к сожалению, тоже нередко фигурирует в уголовных делах. Она встречается как в амбулаторном, так и стационарном звене.

Вот только в случае с Еленой Мисюриной все эти статьи не имеют отношения к делу. Кровотечение, от которого можно умереть, должно быть очень сильным. Чтобы человек истек кровью на четвертый день после биопсии, у него должна быть по меньшей мере гемофилия. Об этом бы все знали. Этот вариант исключается. Либо же это мог был совершенно не связанный с процедурой процесс. Профильные специалисты, сосудистые хирурги после придания огласки инциденту неоднократно заявляли, что случившееся — стечение обстоятельств.

Если мы будем продолжать необоснованно обвинять и задерживать врачей, то потеряем огромное количество профессионалов. После таких инцидентов многие талантливые специалисты уходят из профессии. Например, известен случай, произошедший в маленьком уральском городе, где проживают 80 тыс. жителей. Там работали два блестящих хирурга-уролога. После одной проведенной ими операции, имевшей неудачные последствия, Следственной комитет возбудил дело по 109-й статье «Неумышленное причинение вреда». Врачей оправдали, всё закончилось нормально, но они оба приняли решение уйти из хирургии. Отделение закрыли, и теперь горожане вынуждены ездить в областной центр.

Автор — сопредседатель Всероссийского союза общественных объединений пациентов, руководитель «Общероссийской общественной организации инвалидов — больных рассеянным склерозом», доктор медицинских наук

Позиция редакции может не совпадать с мнением автора

Источник: iz.ru

Оцените статью
Добавить комментарий